Джуда Фридлендер «Америка — величайшая страна в Соединённых Штатах»

Вы можете его знать по появлениям на разных вечерних шоу или по роли Френка Роситано в великом сериале «Студия 30». Джуда Фридлендер всегда параллельно занимался стендапом, но на видео его не выпускал. И вот это случилось.

Главное отличие этого спешла от других — он не записан во время концерта. Фридлендер выступал в течение нескольких вечеров в разных местах и снимал это. Большинство шуток написано заранее, но доля импровизации всё равно звериная. Очевидно, что лучшие моменты Джуда собрал и отдал Нетфликсу.

Что мне больше всего понравилось в концерте (кроме шуток, конечно), так это его аскетичность. Я пытался смотреть концерты Кевина Харта и каждый раз приходил в ужас. Какие-то жутко нарциссичные зарисовки в начале, снятые на кинокамеры. Потом Харт выходит на гигантскую сцену «Мэдисон сквер гарден», и за спиной у него пылает огонь. Где тут человек, где тут поэзия повседневности?

Примерно это говорит и Фридлендер в посвящённом выходу спешла интервью:

«Я вижу стендап как очень простую форму искусства. Это человек, говорящий в микрофон на сцене. И всё». Очень просто. Я решил, что мой спешл тоже должен быть сделан очень просто. Я не люблю, как много вкладывают в комедийные шоу на телевидении. Все эти съёмки с крана и дым-машины. Как по мне, комедия не про это. Комедия — это выйти на сцену в тёмном помещении и сделать своё дело. Так что я попытался запечатлеть этот опыт и создать впечатление, будто зритель попал в маленькую комнату и сидит там»

Второй плюс — материал сильно завязан на политике и проблемах общества. При этом баланс между умными мыслями и комедией выдержан идеально. Концерт Дэвида Кросса Making America great again, например, отличный. Но в нём примерно шесть шуток на час времени. У Фридлендера не так.

Вот что о своей политизированности говорит сам Джуда:

«Когда я начинал в 1989 году, мой материал был очень сильно завязан на шутках и взаимодействии с аудиторией. Сценический образ менялся со временем, как и я сам. Сейчас мне 48 лет. Я начал в 19. Большая часть моих шуток была о том, что я моложе большинства коллег. Я начинал с каких-то наивных вещей и быстро переходил к мрачному, вывихнутому материалу. Но я быстро с этим завязал.

Даже шутки про Чемпиона Мира (образ, принесший Фридлендеру известность — прим. ред.) были всего лишь высмеиванием нарциссизма и выпячивания своего «Я». Теперь у нас такой президент. Мне никогда не нравилось гнаться за лёгкими шутками. Я всегда любил находить комедию там, где вам бы не пришло в голову её искать — в мрачных местах.

Семь или восемь лет назад я стал выступать в Европе. Когда я туда приехал, мне казалось, что я многое узнаю об Англии, Франции, Голландии. Так и случилось, но ещё больше я узнал о США. Я увидел свою страну со стороны. Тогда я стал писать больше материала о национальных проблемах — расизме, ущемлении прав, экологии.

Когда я стал рассказывать шутки на такие тяжёлые темы, аудитория сидела очень тихо. Я привык получать смех каждые три секунды. Только годы спустя я привык к своему новому материалу и научился выжимать смех из этой тишины. Создай тишину, создай неловкость, затем вытащи из этого смех. Я научился получать от этого удовольствие»

Поделиться
Отправить
Запинить
16 декабря   стендап