Книгомесяц: май

Печально, но с книжной критикой в рунете всё очень неровно. В «Медузе» то ругают неплохие книги, то хвалят невиданное дерьмище. «Афиша» тоже нестабильна: может выдать роскошный материал про пока неэкранизированнные книги, а может насоветовать вялого нон-фикшна.

Буду собирать для себя ссылки на всяческие обзоры-рецензии, чтобы всё прочитать, когда выйду на пенсию. Ну и отчитываться о прочитанном за месяц, чтобы в конце года не писать огромный пост про все 50 книг. В минувшем декабре я чуть не опоздал из-за этого на поезд в Курск. Итак…

— Переводчица Елена Костюкович хвалит нового Умберто Эко. И свой роман тоже хвалит.
— Данилкин восторженно (см. песню «макулатуры») рассказывает о новинках недели. Пока я решил не читать ничего из этого. Кроме Аствацатурова, конечно. Аствацатурова нужно читать, слушать, смотреть и совершить ритуальное самоубийство, если он попросит.
— Галина Юзефович советует книги на лето. Я с ней редко согласен. Иногда у меня даже, что называется, бомбит. Но к ней стоит прислушиваться. Тем более, где я, а где Юзефович. В подборке тоже есть Аствацатуров. Аствацатуров! АСТВАЦАТУРОВ!!!!11

А вот что я прочитал в мае. В отличие от господ сверху, у меня не критика. Просто пометки человека, который в метро втыкает не в смартфон, а в читалку.

Джонатан Франзен, «Поправки»

Я не большой поклонник Толстого, но мне кажется, что Франзен — это американский Левниколаич. Та же болезненная детальная прорисовка вообще всего, та же попытка рассказать про страну и про эпоху в рамках одного романа. Ну и несчастная семья, которая несчастна по-своему. Я бы заставлял читать «Поправки» всех патриотов, которые видят в американцах нелюдей, фашистов и поедателей христианских младенцев. Может, поймут, что там живут такие же люди, которые добиваются успеха (редко), терпят провалы (почаще), болеют, разваливаются на части, умирают, но всё-таки надеются хотя бы раз собраться на Рождество в родительском доме.

Мы говорили о «Поправках» в «Человеке читающем», но впечатления были так свежи, что всё получилось сумбурно и в итоге вылилось в обсуждение британского стендапа.

Остин Клеон, «Покажи свою работу!»

Я несколько месяцев зажимал 700 рублей на то, чтобы купить это красивое подарочное издание. В итоге написал в издательство и выпросил у них красивый подарочный PDF-файл. Хотя она, конечно, должна валяться в бумажном варианте на рабочем месте у какого-нибудь дизайнера, копирайтера и SMM-щика. Особенно у SMM-щика. Мысли очень простые и местами очевидные, но почему-то заряжают верой в себя. Я даже съездил в «Икею» и приволок оттуда детскую доску для рисования, чтобы фиксировать текущие проекты. Надеюсь, поможет.

Донна Тартт, «Щегол»

Ещё одна исполинская книга. На выставке Non Fictio№ она одна занимала больше места, чем целые стенды многих издательств. Я ждал «Щегла», освобождал под него время (чуть ли не специально лёг на операцию, чтобы спокойно почитать). И перегорел. «Щегол» очень хорош своим языком (спасибо переводчице, что донесла его до россиян, не расплескав), особенно первые страницы про Нью-Йорк. Но чем ближе к финалу, тем чаще сюжет буксует и подсовывает какие-то бесполезные сцены и лишних персонажей. В общем, четыре Дарьи Донцовых из пяти.

(здесь будет ссылка на подкаст, когда мы с Димой всё-таки победим лень и запишем его)

Александр Роднянский, «Выходит продюсер»

Кажется, первая в нашей литературе попытка рассказать о профессии продюсера и исключить её из числа небогоугодных занятий. Роднянский немного сумбурно, но увлекательно расказывает, как строил украинский канал «1+1» и наш «СТС», про успех «Девятой роты» и былинный провал «Обитаемого острова». Я начал читать «Выходит продюсер» от нечего делать, но погрузился так, что пару раз проезжал свои станции. За это я даже почти простил Роднянскому ужасный «Город грехов-2».

Джонатан Литтелл, «Чечня. Год третий»

Короткие, но жутковатые впечатления американо-французского писателя от поездки в Чечню в 2009 году. Если иностранец смог собрать такую информацию, страшно представить, сколько ещё зверств сами-знаете-кого скрыто от наших глаз. Иногда Литтелла заносит в совсем уж литературу, но «Год третий» снабжён комментариями сотрудников правозащитного центра «Мемориал». Они поправляют, когда Джонатан совсем уж передёргивает.

Вообще Литтелл — лютый мужик. В 2005 (кажется) году он приехал в Москву и за одну зиму на съёмной квартире написал от руки роман «Благоволительницы». От того, что написано в этом 900-страничном кирпиче, становится физически плохо. Я брался за него в конце декабря, но потом пришёл к выводу, что роман, написанный от имени офицера СС, не создаёт новогоднего настроения. В этом году добью обязательно.

P.S. У меня появилась уютная полка на Букмейте. Подписывайтесь, чтобы всегда было что почитать. Через несколько месяцев я воспользуюсь вашим доверием и выложу туда свой сборник. Такой коварный план.

Поделиться в контакте
Отправить в телеграм