Лайфхак: как одновременно познакомить девушку с мамой и маму с девушкой

Иногда просыпаешься от того, что будильник как-то подозрительно затих. Так и есть. Автобус уже вышел из точки А и поехал в направлении, противоположном тому, в котором мы лежим. Проспали. В принципе, уже можно не спешить, но я бужу Олю нежными криками и бегу готовить завтрак.

Судорожно глотаем смесь из молока, геркулеса и сухофруктов (мы гордо зовём её «Мюсли») и выбегаем. Вбегаем обратно, смотрим в зеркало, хватаем сумку и выбегаем. В сумке подарки для мамы: варенье из розовых лепестков, которое Оля привезла из Крыма, и огромный пакет грязных футболок от меня. В принципе, их можно было постирать и дома, но не лишать же маму такой редкой возможности.

Дальше всё быстро: с двумя пересадками до вокзала, прорыв через взвод частных извозчиков, окопавшихся у входа в здание. Они крутят на пальцах ключи от своих «ласточек» и выкрикивают: «Железногорск! Курчатов! Воронеж!». То ли клиентов ищут, то ли в города играют. Запрыгиваем в автобус и переводим дух. Потом достаём айпад, который я брал, чтобы в пути переводить статью (на нашем секретном языке это значит «Играть в Cut the rope и постить фотки в Инстаграм»). Остаток пути проходит незаметно.

Родной город встречает дождём, и это единственное, что в нём красивое. По дороге к дому вспоминаю истории, связанные с тем или иным местом, но ничего кроме «И здесь меня тоже тошнило после выпускного» на ум не приходит. Войдя в подъезд, Оля начинает восторгаться почтовыми ящиками. Если вы росли в обычной советской девятиэтажке, для вас не секрет, что красивых почтовых ящиков в таких домах не бывает. Просто Оля боится и тянет время. Я тоже боюсь, поэтому как можно увереннее хватаю Олю и затаскиваю в лифт.

Мама говорит, что и не ждала нас так рано. А тот факт, что на кухне дошли до готовности одновременно пять блюд — чистое совпадение. Поначалу мама ведёт себя сдержанно, даже подозрительно. Я начинаю волноваться за исход мероприятия, но в какой-то момент остаюсь в меньшинстве. Мама и Оля хватают семейный фотоальбом и создают коалицию против меня. Я почти год строю из себя мужика, без слабостей и нежностей, а мама рушит всё за полчаса. «Вот Денису 8 месяцев, он слюни пускает, вот ему полтора года, тоже слюни. Вот он в третьем классе…». Ну, вы поняли.

Собираемся смотреть город. Пока Оля одевается, мама незаметно показывает мне большой палец. Идём отметить эту победу в кофейню. У нас в городе нашёлся оригинал, который оформил вход в своё кафе в виде пятиметровой Эйфелевой башни. Пьём чай, глядя на башню и ларёк «Быстрозайм». Оля начинает говорить о том, что ей нравится малая родина, но её прерывает подвыпивший местный житель, который лезет на башню фотографироваться…

кофейня cafe si железногорск

Новость о том, что мы собираемся подавать заявление в ЗАГС, всё-таки удивляет маму и возвращает Олю на мою сторону. Она говорит стандартные слова (видимо, существует какое-то Тайное Общество Мам, где они репетируют) про то, что нужно проверить чувства и подкопить денег. Мы киваем. На самом деле мы уже давно всё решили. Более того, мы пошли гораздо дальше, чем заявление, свадьба и семейная жизнь.

У нас.
Будет.
Маленький.
Кот.

Поделиться в контакте
Отправить в телеграм