Про «Магию лунного света» и про Вуди Аллена вообще

Одна моя одногруппница была страшной фанаткой Вуди Аллена. Причём самая умная одногруппница, которую только может дать курский ВУЗ. В 19 лет она говорила по-английски так, что завкафедрой подумывала сменить работу. Так вот, эта моя подруга постоянно смотрела Аллена, читала Аллена и, что самое страшное, цитировала Аллена. Остальные, включая меня, делали попытки приобщиться к его творчеству, но сразу сдавались. Для мозга второкурсника было непостижимо, как это люди могут весь фильм разговаривать и ни разу ничего не взорвать. Казалось, что наша одногруппница не только раньше всех достигла интеллектуальной зрелости, но и преждевременно впала в маразм.

Прошло семь лет, мне 26, и я — фанат Вуди Аллена. В списке моих кумиров он обошёл и Джекки Чана, и Эдди Иззарда. На днях мы с супругой сходили на «Магию лунного света» — и увидели ровно то, что ожидали. Аллен ставит в кадр красивую девушку и долго рассказывает ей, бедной, о бессмысленности человеческого существования. Правда, ввиду некоторой изношенности самого Аллена, его приходится заменять более привлекательным актёром. Всё остальное — дорогие декорации. Впрочем, не такие уж дорогие: в целях экономии свои последние картины Вуди перенёс с Манхэттена в Европу. Старому еврею можно доверять в таких вопросах.

вуди аллен

Получилась лёгкая, тёплая, необязательная комедия. Колин Фёрт хорош. У Эммы Стоун отлично получается быть Эммой Стоун, и хорошо, что она не замахивается на большее. Словом, милый одноразовый фильм. Хотя некоторые не выдержали и одного раза: весь сеанс нас сопровождал тихий храп соседки слева. Я задумался: как человек, раз за разом снимающий такие непотрясающие фильмы, остаётся большим человеком в кинобизнесе? И тут всё сошлось.

Когда-то давно я спросил одного состоявшегося комика, стоит ли лезть в индустрию юмора, если не уверен в себе. Обычно я задаю такие вопросы жене, но она почему-то каждый раз злится. В общем, комик посоветовал почитать беседы Вуди Аллена со Стигом Бьоркманном. «Читай, и всё поймёшь», — сказал мой наставник. Чтиво, надо сказать, довольно странное. Во-первых, на месте Вуди Аллена я бы ни за что не согласился так долго беседовать с незнакомым шведом. Во-вторых, каждая беседа — это подробное обсуждение актёров, сыгравших в каждом фильме Аллена, операторов, продюсеров и ещё кого-то там. Далее неизменно следуют размышления о том, почему очередная картина не стала коммерчески успешной. Очень подробно, очень монотонно. Такой шведско-еврейский дзен.

И я наконец понял. Внешние факторы вроде одобрения зрителей или кассовых сборов вообще ни при чём. Тебе либо нравится что-то делать, либо нет, вот и весь разговор. Вуди Аллен ничем больше не занимается, только пишет, снимает и иногда играет на кларнете. Выпускает очередной проходной фильм и тут же садится за следующий. Пока Майкл Бэй выдаёт хиты, где трансформеры избивают инопланетян динозаврами, Аллен выпускает комедию про любовь фокусника к экстрасенсу-шарлатанке (или не шарлатанке). Только вот Майкла Бэя через пару десятков лет вспомнит только Оптимус Прайм, а Вуди войдёт в учебники. Неплохое утешение для посредственностей вроде меня.

вуди аллен

Поделиться в контакте
Отправить в телеграм