Стивен Джонсон, «Откуда берутся хорошие идеи»

Если бы я за свою жизнь прочитал много книг про креатив, я бы сказал: «А, ещё одна книга про креатив». Но их в моём литературном багаже неприлично мало, поэтому я остался доволен. Итак, Стивен Джонсон, которого называют инновационным мыслителем и Дарвином высоких технологий (титулы явно придумывали близкие друзья Стивена или даже мама), изучил истории самых разных изобретений от печатного пресса до Twitter. Найденные закономерности он и изложил в своей книге. А я вкратце перескажу пару историй оттуда, потому что мне нужно отбить потраченные на книгу 300 рублей.

Большие города — важное условие для инноваций и креативности
«Спасибо, кэп!», — воскликнули читатели. Дослушайте, чтоб мы всё проговорили и больше к этому не возвращались. Сначала всё крутое и интересное варится в маленьких группах людей, то есть, субкультурах. Американский культуролог Джон Сибрук зовёт их «малыми кругами». Так вот, шанс на то, что субкультура возникнет в крошечном городе, не зачахнет и даст миру что-то значимое, микроскопически мал. Афиша недавно писала про городок Волжский, где на удивление мощная хардкор-тусовка. Но это, конечно, исключение. . В моём родном городе было где-то четыре рок-группы. Ближе всех к статусу рокстар приблизился басист Саша — его посадили в тюрьму за какой-то пьяный дебош.

В большом городе найдётся кучка фанатов чего угодно. Возьму знакомый мне пример — стендап. В Москве совсем мало людей, выбравших это дело в качестве одной из веток своего развития. На любом вменяемом открытом микрофоне будут комики из телевизора, у которых можно научиться куче полезностей. Хотя бы этикету: в какой руке держать микрофон, а в какой — листок с шутками.

Новые идеи не рождаются на пустом месте

В 2004 году Индонезию накрыл цунами. Несмотря на то, что предстояла куча работ по устранению последствий, индонезийцы не перестали рожать индонезийцев. И тут выяснилось, что с инкубаторами для новорожденных всё плохо. Аппараты, которые закупались за границей по 40000 долларов за штуку, часто выходили из строя из-за высокой влажности и ещё более высокой криворукости обслуживающего персонала. Денег и квалифицированных работников не было. Тогда американские врачи, тусовавшиеся поблизости, придумали собрать инкубатор из старых автомобильных деталей. Из прикуривателей, оптических элементов фар и другого ливера собрали рабочий инкубатор, который могли обслуживать даже индонезийские автослесари. Детская смертность не выросла. И, хотя младенцы отказались помогать расчищать завалы, получилось хорошо.

Любая инновация состоит из говна и веток старых, проверенных идей. Учёные не отрицают открытия прошлого, писатели не отказываются от старых букв и слов. Ну, некоторые отказываются, но это в итоге невозможно читать.

Нельзя придумывать в одного

В июле 2001 года агент ФБР Кен Уильямс, живший в Финиксе, сообщил коллегам о подозрительном факте: куча народу из мусульманских стран одновременно записались в лётные школы. Примерно в то же время в Аризоне арестовали подозрительного гражданина с подозрительным именем Закариас Муссауи. Он тоже поступил на курсы пилотов (причём заплатил за это 8300 долларов наличными) и активно тренировался на тренажёре-симуляторе «Боинга-747». Муссауи быстренько проверили и арестовали за нарушение иммиграционного законодательства. Однако залезть в его ноутбук федералам запретил суд. А там, между тем, была куча доказательств подготовки к теракту 11 сентября.

Сейчас понятно, что эти две догадки взаимосвязаны. Но тогда все связи в ФБР были выстроены вертикально, то есть, сообщить о своих умозаключениях можно было только начальству. А начальство, как известно, не всегда открыто к новым идеям. В итоге никто не сопоставил два тревожных сигнала, и произошло то, что произошло. Если бы рядовые ФБРовцы из разных… офисов (или что у них там) общались друг с другом за чашкой ромашкового чая, они бы быстро сопоставили факты, спасли два здания и изменили мир.

Теперь всяческие гуглы-эпплы проектируют свои здания так, чтобы сотрудники из разных отделов чаще общались друг с другом и расходились по местам с революционными идеями в лохматых головах. Для социофобов вроде меня это, конечно, плохие новости, но факт есть факт: нужно ходить хотя бы в туалет и курилку, разговаривать с другими людьми, чтобы придумывать новое и интересное. Нетворкинг, мать его.

Ошибаться можно и нужно

Делать всё безупречно — хорошая идея, но велика вероятность встать на рельсы и до конца жизни делать одно и то же. Косяки (во всех смыслах этого слова) — признак творческого склада ума. Около 30 лет назад профессор Чарлан Немет подтвердил это высказывание при помощи хитроумного эксперимента. Он показал группе испытуемых слайды и предложил им назвать цвета, которые доминировали на снимках. Потом добровольцев просили назвать связанные с этими цветами ассоциации. Синий цвет ассоциировался у большинства с небом (или, в лучшем случае, с джинсами), зелёный — с травой и так далее.

Потом эксперимент повторили, но в группу подсадили актёров, которые намеренно называли цвета, которых и в помине не было на слайдах. «Нормальные» люди удивлялись, но продолжали отвечать правильно. Когда их, нормальных, попросили назвать ассоциации, результаты изменились. Наряду с банальными вариантами появились и креативные — синий цвет ассоциировался с джазом, зелёный — с Ирландией и так далее.

В общем, Стивен Джонсон не перевернул моё сознание. Думаю, без этой книжки я бы не перестал делать то, что пытаюсь делать. Но пару мыслей стоит переписать на бумажку и повесить на стену. Как раз на то место, о которое я бьюсь головой, когда ничего не придумывается.

Поделиться в контакте
Отправить в телеграм