Стивен Строгац, «Как получать удовольствие от X»

Более-менее все предметы школьной программы я знаю на должном уровне. С семи до семнадцати лет я честно выл гимн, стоя за пианино, бросал гранату, смешивал реактивы и ходил мочить тряпку. ЕГЭ по русскому я даже сдал на пятёрку (правда, абсолютно завалил часть «B»). И только алгебру я не знаю. Это не кокетливое «не знаю», а не знаю ВООБЩЕ.

Я учился в классе с углубленным изучением иностранных языков. Это значит, что вместо двух уроков ин.яза в неделю с ждущей замужества как спасения молодой учительницей мы получили семь. Вели уроки фанатичные женщины очень среднего возраста, тратящие зарплаты только на шали и сборники тестов. Взамен у нас отобрали один урок физкультуры и какое-то УПК (парни из «неэлитных» классов были плохими рассказчиками, и я до сих пор не в курсе, что там творилось).

Поначалу мы удивлялись, что такому гуманитарному классу выделили классного руководителя — учителя математики. Но расчёт руководства школы был точен: всего за пару месяцев Валентина Васильевна выжгла под корень и без того хиленькую любовь нашего класса к точным наукам. Учительница математики ни разу не попыталась заинтересовать нас дивным миром переменных и интегралов. На вопрос «Зачем нам это?» она с противной улыбкой отвечала «Надо». Даже самые одарённые дети не понимали, пригодится ли в жизни формула для вычисления квадратных уравнений (спойлер: не пригодилась).

По замыслу Валентины Васильевны, наполнить наши сердца трепетом должны были Фигурки. Весь шкаф был забит кубами, параллелепипедами и даже, простите, додэкаэдрами. Они были сделаны из бумаги, дерева, проволоки, редких сплавов палладия и ирридия. Лучшее применение, которое мы нашли Фигуркам — хоккей. Кто-то становился на ворота (то есть, в вешалку для курток), а остальные пробивали буллиты. Вместо клюшки была швабра, а вместо шайбы — какой-нибудь октаэдр из металла. Эффект был потрясающий. От вешалки отлетала краска, от стен — штукатурка, от курток — капюшоны. Я даже удивлён, что до выпускного дожили все пять парней из нашего класса. Правда, во время одной из математических игр мне пробили насквозь руку ножом, но это совсем другая история.

В общем, как-то так мы дотянули до одиннадцатого класса, а потом и до выпускных экзаменов. Как его сдавать, не знал никто. Девочки в панике нашли репетиторов и подтянули знания до нужного уровня. Мальчики героически тратили выделенные родителями деньги на игровые автоматы. И пришла весна. Экзамен по алгебре состоял из десяти заданий. Выполняешь шесть — получаешь тройку. Я переписал задания на двойной листок и загрустил. Что делать дальше, я не знал. Оставалась лишь одна надежда: решебник. В школьном коридоре я засунул его во внутренний карман (мама купила мне такой пиджак, в который влезли бы все учебники за последние пять лет).

Правда, непонятно было, как незаметно его достать, сидя на первой парте второго ряда. На помощь нам пришёл родительский комитет. Если кто-то забыл, это такие мамы, которым по разным причинам не хрен делать, и они активно участвуют в жизни класса. Так вот, эти мамы устроили в соседнем кабинете лёгкий фуршет и предложили Валентине Васильевне «перекусить, пока детки трудятся». Когда классный руководитель захрустела на весь коридор огурцами, мы (и мальчики, и девочки) наконец смогли достать решебники. Чтобы не вызывать подозрений, все списали по восемь заданий из десяти, чтобы получить четвёрки. Только один парень списал все десять, но ему тоже поставили четыре.

К чему я это всё? К тому, что с математикой у меня по-прежнему всё плохо. Мне нравятся буквы, цифрами занимается жена. Из общения с другими гуманитариями я уяснил, что более-менее все жалеют, что не подружились с точными науками. Это не портит жизнь, но как-то покалывает изнутри. Недаром ведь Григорий Перельман предпочитает математику женщинам, свежему воздуху и миллиону долларов. Значит, что-то в ней есть.

С такими тяжёлыми чувствами я садился читать книгу «Как получать удовольствие от X». Честное слово, она хороша. Впервые в жизни во всяких икс-в-квадрате-равно-минус-корень-из-игрек-в-седьмой-степени проявился смысл. Раньше мне казалось, что это просто миллион мартышек бьёт лапами по печатным машинкам, и результат выдают за учебник для восьмого класса.

Задачи здесь иллюстрируются. Взять хотя бы Люка Скайуокера и Дарта Вейдера, стреляющих друг в друга из лазеров в комнате, имеющей форму эллипса. Сразу хочется решить! То есть, математика может вызывать эмоции. Видимо, наши учителя, забыли об этом. С другой стороны, трудно в наших условиях требовать от учителей каких-то инноваций (когда я работал учителем, мне хотелось рвать и резать плоть, а не сеять доброе-вечное).

Ещё один важный момент: в «Удовольствии» Стивен Строгац рассказывает, где применяются логарифмы, отрицательные числа, уравнения и пропорции. Не понимаю, почему в школах не додумываются об этом рассказывать. Даже намёк на то, что эти знания можно где-то применить, помог бы тысячам учеников проглотить эту отвратительную пилюлю.

Под конец книги даже объясняют алгоритм работы Google. Я его изучал ещё когда работал SEO-шником. Не понял ни тогда, ни сейчас. В любом случае, гиря у меня на сердце стала ощутимо легче. Наверное, технарям эта книга покажется простой и бесполезной. Все остальные рискуют наконец понять, чем их пытали с седьмого по одиннадцатый классы.

P.S. Чтобы вы знали, как выглядит книга и не купили вместо неё, например, наркотики, вот она, слева:

стивен строгац как получать удовольствие от x

Поделиться в контакте
Отправить в телеграм